Не ищи правды в других, коли в тебе её нет

18 апреля 2018г. депутат Законодательного собрания г. Севастополя, секретарь Севастопольского регионального отделения ВПП «Единая Россия» Борис Колесников поместил в севастопольских блогах статью «Их именами названы улицы.  Улица Адмирала Ф.С.Октябрьского».
Преамбулой  статьи Колесникова являлось сообщение: «26 августа 1969 г. ул. Восставших была переименована в улицу Адмирала Октябрьского.  Именно по этой улице лафет с телом адмирала везли к его последнему пристанищу на кладбище Коммунаров.  Я хоть и был в то время ребёнком, но эту траурную процессию видел и запомнил». 
 Затем Борис Колесников задался вопросом: «Кто же он Герой Советского Союза, адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский (до 1924г. носил фамилию Иванов)?»
Далее, опубликовав сведения о Филиппе Октябрьском из Википедии, автор статьи закончил их уточнением: «Почётный гражданин города адмирал Ф.С.Октябрьский скончался 8 июля 1969г.  Похоронен в г. Севастополе на кладбище Коммунаров». 
За этим в статье следует подзаголовок: «Существует альтернативная точка зрения», где Борис Колесников предоставил слово двум «историкам» - капитану 1-го ранга Владимиру Шигину и автору книги «Черноморский флот во время войны 1941-1945 г.г.»  А.В.Неменко.  Те обвинили адмирала во всех смертных грехах в бытность его командования Черноморским флотом с 1939г. по 1943г.  Эти маститые «историки» присовокупили к сему и байки о том, что в 1957г. Ф.Октябрьский якобы выпросил себе у Н.С.Хрущёва должность начальника ЧВВМУ им. П.С.Нахимова, а в следующем году присвоил себе звание Героя Советского Союза.

«Историк» Неменко, в частности, упрекает Октябрьского в том, что он ни до, ни во время войны не позаботился довооружить корабли зенитной артиллерией, в результате чего флот понёс большие потери кораблей от налётов вражеской авиации, а также в хаотической и панической расстановке минных заграждений, на которых подрывались и тонули свои же корабли и суда. Обвиняет адмирала и в больших потерях личного состава  во время Керченско-Феодосийской  операции, и в неучёте погодных условий, из-за  чего во время шторма при высадке десанта утонули тысячи солдат и матросов.  Рассмотрим эти обвинения, предъявленные покойному адмиралу.
 
Перед войной на Черноморском флоте из пяти крейсеров два: «Червона Украина» и «Красный Крым» и более трети эскадренных миноносцев, из них 5 кораблей типа «Новик», являлись  старыми кораблями постройки Первой мировой войны и после неё. Естественно, они не могли обладать должным зенитным вооружением. В связи с этим ещё до войны зенитная артиллерия «Червоной Украины» была усилена четырьмя 100-мм. спаренными палубно-башенными универсальными артустановками, а «Красный Крым» – тремя такими же установками и 4-мя 45-мм зенитными полуавтоматами, 10-ю зенитными автоматами.  Каждый из «Новиков» был довооружён 76,2-мм универсальным орудием и двумя зенитными пулемётами, а на «Фрунзе», дополнительно ещё и 37-мм зенитный автомат.  Осенью 1941г. на купленном перед войной в Италии лидере эсминцев «Ташкенте» зенитная артиллерия была усилена 76,2-мм артустановкой, спаренной палубно-башенной установкой с постом МПУАЗО (морских приборов управления артиллерийским зенитным огнём), снятых по приказу вице-адмирала Ф.Ф.Октябрьского со строившегося эсминца проекта 30 «Огневой».  Вот так, в отличии от информации Неменко «адмирал Октябрьский не заботился об оснащении кораблей до и во время войны достаточным зенитным воворужением».
 
Что же касается «хаотической расстановки минных заграждений у черноморских портов», каковой её считают «знатоки» военно-морского искусства Колесников и Неменко, то придётся им напомнить, что постановка оборонительных минных заграждений у военно-морских баз производилась в начале войны на всех наших флотах и входила в число мероприятий плана первой операции флота.  Следует добавить, что уже в первой половине дня 22 июня 1941г. от Наркома ВМФ и его заместителя адмирала И.С.Исакова в штабе ЧФ было получено 4 телеграммы с приказами о немедленной постановке оборонительных минных заграждений у военно-морских баз. Исполняя этот приказ, Черноморский флот с 23 июня приступил к постановке мин.  Их ставили в акваториях Севастополя, Одессы, Керченского пролива,  Новороссийска, Туапсе и Батуми.  Всего до 21 июля 1941г. было выставлено 7300 мин и 1378 минных заграждений. И вовсе не «хаотически и панически», а организовано и по плану.
 
За якобы большие потери и бездарное руководство при проведении Керченско-Феодосийской  десантной операции господа Неменко и Колесников рьяно критикуют адмирала Октябрьского.  А вот оценка историографией Великой Отечественной войны совершенно другая, нежели этих новоявленных «историков».
«Керченско-Феодосийская десантная операция - одно из звеньев в общей цепи наступательных операций Красной Армии с декабря 1941г. по январь1942г., - говорится в истории Великой Отечественной войны. - По количеству участвовавших в ней сил и средств эта операция является самой крупной десантной операцией Великой Отечественной войны.  В ходе её проведения Черноморский флот и Азовская флотилия высадили на азовское побережье Керченского полуострова, западное побережье Керченского пролива и в порт Феодосию две общевойсковые армии - 51-ю и 44-ю. Керченско-Феодосийская операция была проведена успешно, несмотря  на очень сложные метеорологические условия и отсутствие на флоте специальных десантных кораблей».
 
А «историк флота», писатель, капитан 1-го ранга Владимир Шигин в охаивании адмирала Октябрьского пошёл ещё дальше своего коллеги.  Окончивший в 80-е годы Киевское ВВМПУ, политработник Шигин за время военной службы, не державший в руках документа значимей протокола комсомольского собрания экипажей МПК и тральщика, а будучи инструктором политотдела курировавший работу женсовета соединения, теперь мнит себя стратегом, «видя бой со стороны», как и господин Неменко.  Шигин обвиняет адмирала Октябрьского в трусости и в совершении двух «предательств». Якобы в самом начале обороны Севастополя Октябрьский сбежал из города, бежал он из главной базы и  во время второго штурма города в декабре 1941г.  В обоих случаях, как заявляет каперанг Шигин, И.В.Сталин его вернул. А в июле 1942г., когда Главнокомандующий вроде бы был бессилен, чтобы поставить адмирала на своё место, по мнению Шигина, Октябрьский совершил чудовищное злодеяние.  Перед своим бегством из Севастополя  он приказал собрать на 35-ой береговой батарее всех командиров от капитана и выше, оголив тем самым командование войсками, отступавшими  к  Херсонесскому полуострову.  «Естественно, после этого оборона дрогнула, - пишет маститый «историк», - и части, оставшиеся  без управления, отходили кто как мог»…  Шигин далее продолжает: «Была ещё одна трагедия, когда все скопились в капонирах 35-й батареи, улетая на последнем самолёте  Октябрьский отдаёт команду - взорвать эту батарею вместе с людьми». «И что вы думаете?» - задаётся вопросом «историк флота». «Батарея была взорвана, где погибли от 500 до 700 человек».  «Вот ведь каким чудовищем на самом деле был адмирал Октябрьский! - восклицает боевитый политработник идейного фронта,- а ему присвоили звания - Герой Советского Союза и Почётный гражданин Города - Героя Севастополя, да к тому же его именем назвали улицу в центральной части города».  Поэтому же поводу негодует севастопольский «единорос» Борис Колесников.  Что можно ответить на эти злонамеренные выпады в адрес покойного советского флотоводца и военачальника?  В них не только брехня от начала до конца, но и явная, ничем не прикрытая, клевета.
 
Ещё до начала обороны Севастополя командующий флотом, оставив за себя начальника штаба флота контр-адмирала И.Д.Елисеева, 28 октября 1941г. на эсминце «Бойкий» вышел к черноморскому побережью Кавказа для проверки готовности баз ЧФ к приёму кораблей из Севастополя.  Узнав о штурме передовых позиций под Севастополем, Октябрьский, без чьих-либо указаний свыше, в 3 ч. 34 мин. 2-го ноября 1941г. возвратился в главную базу флота - Севастополь на том же эсминце.  Севастопольская правда. Заметим, что в то время он ещё не возглавлял Севастопольский оборонительный район (СОР), а был только командующим ЧФ и выполнял свои прямые обязанности.  Даже 4 -го ноября, когда создали СОР, приказом командующего войсками и флотом в Крыму вице-адмирала Г.И.Левченко,  командующим СОР был назначен генерал-майор И.Е.Петров - командующий Приморской армией.  И лишь когда с назначением на должность командующего СОР армейского генерала не согласился И.В.Сталин, видевший на этом посту морского военачальника, Ставка 9-го ноября во главе СОР поставила вице-адмирала Ф.С.Октябрьского, а И.Е.Петрова назначили к нему заместителем по сухопутной обороне.
 
В конце ноября 1941г. Ставка ВГК приняла решение о проведении десантной операции на Керченском полуострове в целях его освобождения, оказания помощи в обороне Севастополя и создания условий для дальнейших действий  по освобождению Крыма. Руководство морской частью десантной операции Ставка поручила вице-адмиралу  Ф.С.Октябрьскому.  17 декабря 1941г. немцы начали второй штурм города.  21 декабря Октябрьский во главе отряда боевых кораблей с 79-й особой бригадой на борту прорвался в полдень сквозь авиаудары немецкой авиации и огонь вражеской артиллерии с берега в осаждённый Севастополь.  Поддерживаемые огнём кораблей ЧФ, морские пехотинцы опрокинули приблизившихся к Северной стороне гитлеровцев  и отбросили их в Бельбекскую долину.
 
 
Геннадий РЫЖОНОК, 
полковник в отставке, 
ветеран Военно-Морского Флота СССР, 
член военно-научного общества КЧФ
член Союза журналистов России.
 
Категория: 

Военно-морской флот:

Военно-морской флот в контакте Военно-морской флот Одноклассники