Разгром мятежа Керенского-Краснова

Установленная волей II-го Всероссийского съезда Советов Советская власть с 26 октября (8 ноября) 1917 года начала своё триумфальное шествие по России. Но свергнутые революцией капиталисты, помещики и прочие приверженцы старого строя не сложили оружие. 
 
Революции пришлось защищать себя буквально на следующий день после победы Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде.
 
Когда в ночь на 26 октября штурмовавшие Зимний дворец красногвардейцы, солдаты и матросы ворвались в Малахитовый зал, где находились члены Временного правительства, премьер-министра А.Ф.Керенского среди них не было. Ещё утром 25 октября в сопровождении нескольких адъютантов (Керенский был не только премьер-министром, но и верховным главнокомандующим) он в спешке покинул дворец. Две легковые автомашины, одна из которых была под американским флажком и принадлежала посольству США, на большой скорости проехали по Дворцовой площади и повернули к Воскресенскому проспекту. Во второй машине, подняв воротник пальто, сидел Керенский. 
Прибыв в тот же день в Псков, где находился штаб Северного фронта, Керенский уговорил командира 3-го конного корпуса, генерал-лейтенанта П.Н.Краснова (будущего донского атамана, а ещё позднее – гитлеровского наймита, казнённого в январе 1947 года по приговору советского суда), двинуть на Петроград войска его корпуса. Организаторы мятежа рассчитывали нанести внезапный удар по столице, увлечь за собой неустойчивые части Петроградского гарнизона и разгромить восставших.
 
Однако за Керенским и Красновым пошла лишь часть 3-го конного корпуса (около 10 сотен 1-й Донской и Уссурийской казачьих дивизий).
 
Днём 26 октября Краснов двинулся из городка Остров (в 60 верстах к югу от Пскова), где располагались его части, на Петроград. К этому времени, по признанию самого Краснова, для похода на столицу удалось собрать 6 конных сотен, 8 пулемётов и 16 конных орудий.
 
27 октября мятежники заняли Гатчину, а 28-го – Царское Село, выйдя на ближайшие подступы к столице. Опасность положения усугублялась тем, что отрядам Красной гвардии, противостоявшим войскам Краснова, не хватало организованности и опыта борьбы против регулярных войск. Не было артиллерии. Отсутствовало единое командование.
 
Организацию разгрома мятежа Керенского-Краснова взял на себя Ленин. Он приказал В.А.Антонову-Овсеенко, руководившему отпором мятежников, не теряя ни минуты, перебраться в штаб Петроградского военного округа и использовать связь и технический аппарат округа для организации обороны. Пользуясь прямым проводом с Гельсингфорсом (ныне Хельсинки), Ленин потребовал от руководителей Центробалта и Областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии прислать в Петроград «максимум» верных матросов и солдат, готовых решительно сражаться. К солдатам Измайловского и других полков отправились опытные агитаторы. 
 
По указанию Ленина был создан единый штаб обороны Петрограда, в который вошли подполковник М.А.Муравьёв (левый эсер), назначенный командующим всеми воинскими частями под Петроградом, В.А.Антонов-Овсеенко (его помощник), полковник П.Б.Вальден (начальник штаба), К.С.Еремеев (комиссар). Для руководства военными действиями были привлечены и другие офицеры. На позиции под Красное Село и Пулково Военно-революционный комитет направлял отряды красногвардейцев и боевые дружины. Узнав из донесения о продвижении войск Керенского-Краснова к Пулковским высотам, Ленин поручил В.Д.Бонч-Бруевичу спешно доставить на позиции революционных войск артиллерию и снаряды из Петропавловской крепости, с Обуховского и Путиловского заводов.
 
ЦК РСДРП (б) направил в войска группу партийных работников – Г.К.Орджоникидзе, Д.З.Мануильского, С.П.Воскова, В.К.Слуцкую.
 
В ночь на 29 октября Ленин отправился на Путиловский завод, чтобы ускорить постройку бронеплощадки и сборку орудий. Днём 29 октября он провёл совещание с работниками ВРК, агитаторами. На совещании полковых представителей Петроградского гарнизона он рассказал о военном положении и поставил конкретные военно-оперативные задачи. Каждый полк, завод, район получил конкретное задание.
 
Около 20 тысяч человек отправились на рытьё окопов. В короткий срок был создан оборонительный рубеж «Залив – Нева».
 
В ночь на 29 октября в Петрограде начался мятеж юнкеров, которым руководил контрреволюционный «Комитет спасения Родины и революции». Петроградский ВРК, получив сведения о мятеже за несколько часов до его начала, немедленно привёл в действие все революционные силы в городе и вынес решение об аресте заговорщиков.
 
Мятежники не имели опоры в Петрограде, их не поддержал революционный гарнизон. ВРК объявил город на осадном положении. По его приказу отряды красно-гвардейцев, матросов и солдат окружили и изолировали военные училища. Павловское училище сдалось без серьёзного боя. Под угрозой применения артиллерии, установленной на Марсовом поле, сложили оружие засевшие в Инженерном замке юнкера. Владимирское училище после отказа капитулировать было обстреляно артиллерией и атаковано. Юнкера выбросили белый флаг. Затем революционные войска заняли Николаевское кавалерийское училище. К вечеру мятежники были выбиты из телефонной станции. Под пулемётным огнём сдался контрреволюционный отряд, засевший во дворце баронессы Кшесинской. К исходу 29 октября юнкерский мятеж в Петрограде был окончательно подавлен.
 
Подавление сопротивления юнкеров облегчило ликвидацию всего антисоветского мятежа Керенского-Краснова. Была усилена охрана стратегически важных объектов в городе. По распоряжению ВРК крейсер «Аврора» выслал катера для защиты штаба революции – Смольного.
 
Ко времени решающих боёв у Краснова имелось 9 неполных сотен казаков, 18 орудий, 1 бронеавтомобиль и 1 бронепоезд, вызванный Керенским с Юго-Западного фронта. Общая численность войск Краснова не превышала 1000-1200 человек. 
 
К 30 октября в районе Пулково сосредоточилось 10-12 тысяч революционных войск. В отличие от первых дней они находились под единым командованием, действовали по плану боевого штаба.
 
Чтобы избежать кровопролития, Советское правительство предложило красновским войскам отказаться от наступления на Петроград. В радиограмме Совнаркома говорилось: «Если избегнуть кровопролития не удастся, если отряды Керенского всё же начнут стрелять, Советское правительство не остановится перед беспощадными мерами подавления нового керенско-корниловского похода». 
 
Утром 30 октября войска Краснова начали наступление в районе Пулково. Революционные войска отбили все атаки  казаков. В боях отличились отряды матросов и красногвардейцев, возглавлявшиеся В.А.Антоновым-Овсеенко, Г.И.Чудновским, П.Е.Дыбенко, М.С.Богдановым, Н.Д.Марулиным, С.Г.Рошалем, Н.М.Чекаловым, Р.Ф.Сиверсом. Перейдя в контрнаступление, эти отряды выбили казаков из Царского Села. Мятежники отошли к Гатчине, но Керенский не намерен был складывать оружие. Он ещё надеялся получить подкрепление с фронта.
 
31 октября (13 ноября) 1917 года ВРК привёл в состояние боевой готовности все воинские части Петроградской губернии, чтобы одновременным ударом с фронта и тыла разгромить мятежников.
 
Однако применять силу для окончательной ликвидации мятежа Керенского-Краснова не пришлось. Делегаты от казаков сообщили об их желании начать мирные переговоры. Соглашение было достигнуто. 1 (14) ноября 1917 года в Гатчину вступил революционный Финляндский полк и отряды матросов. Краснова арестовали и отправили в Петроград.
 
В Петрограде генерал был отпущен советскими властями под честное слово, что не будет впредь вести борьбу против революции. Слова своего Краснов не сдержал. Бежал на Дон, где в мае 1918 года был избран атаманом Донского казачества. Опираясь на помощь Германии, организовал и вооружил белоказачью Донскую армию, к концу лета 1918 года захватил власть в Донской области. В январе 1919 года Краснов признал верховенство Деникина, но из-за противоречий с ним в феврале вышел в отставку и уехал в Германию, где продолжал антисоветскую деятельность. В 1939-1945г.г. сотрудничал с гитлеровцами. Был взят в плен и в январе 1947 года казнён по приговору Верховного Суда СССР.
 
Керенский после разгрома красновцев бежал. Ходили слухи, будто бы он бежал из Гатчины, переодевшись в платье… сестры милосердия. Так писали и газеты. Керенский всегда с обидой и раздражением опровергал это. Ему всегда хотелось «романтизировать» своё бегство… С 1918 года находился в эмиграции. Жил во Франции и США, вёл антисоветскую деятельность. Умер в Америке в 1970 году в возрасте 89 лет.
 
Таким образом, первое военное наступление в центре страны с целью свержения Советской власти окончилось полным провалом. За 5 суток революционные войска ликвидировали поход Керенского-Краснова и мятеж юнкеров. Рабочие, матросы, революционные солдаты поднялись на защиту только что завоёванной Советской власти и мужественно сражались с врагом. Это был первый опыт военного закрепления победы, которая показала, что революция способна себя защитить.
 
  Геннадий РЫЖОНОК,
полковник в отставке,
член Союза журналистов России
 

Военно-морской флот:

Военно-морской флот в контакте Военно-морской флот Одноклассники