Слово о настоящем человеке

 

Севастопольская правдаВ скорбный день начала войны случилось мне быть на прекрасной патриотической акции севастопольских комсомольцев «Звезда памяти» у мемориала на площади Нахимова. Зажглись в форме звезды десятки свечей, уплывали в небо фонарики, и все больше зрители — и молодые и не очень — подходили к ребятам-комсомольцам, смотрели на экране кадры военной кинохроники, слушали (и подпевали) песни военных лет, исполняемые не только в записи, но и вживую.

От всего увиденного теплело на душе и крепла уверенность: возрождается славный севастопольский комсомол, хотя и очень непросто: в обстановке двадцатилетнего огульного охаивания всего советского, социализма, Компартии, коммунистов. Всеми возможными и невозможными средствами, как в свое время в соответствии с пресловутым планом Даллеса, буржуазное общество «развенчивает» и принижает высокие нравственные идеалы и моральные ценности мира социализма. И это, конечно, влияет на умы и мировоззрение современной молодежи, порождает бездуховность и безыдейность, безнравственность и моральное растление неокрепших душ и умов, прививая лишь одну «ценность» — дичайший индивидуализм и уродливое потребительское отношение к жизни.

… Вспоминается, что в советское время у севастопольского комсомола был какой-то особый, горделивый «имидж». Помнится, как в дни областных отчетно-выборных конференций делегаты со всего Крыма ждали приезда комсомольцев города-героя. И с окраины Симферополя по улице Севастопольской ехал автобус, из которого задорно звучал гимн города «Легендарный Севастополь». Их встречали аплодисментами — бравых моряков-черноморцев, молодых рабочих легендарного Морзавода, молодых рыбаков, представителей творческой интеллигенции, тружеников пригородных совхозов.

И, конечно, на работу в Крымский обком комсомола часто выдвигали севастопольцев, которые затем чаще всего уходили в партийные органы.

В 1966 году первым секретарем Крымского обкома комсомола был избран секретарь Севастопольского горкома ЛКСМУ Иван Ступицкий, которого вскоре, поработав с ним и познакомившись поближе, стали уважительно называть Иваном Петровичем.

Ему, конечно, очень повезло — его руководителем и наставником в работе был авторитетнейший партийный работник, первый секретарь Крымского обкома партии, впоследствии Герой Социалистического Труда Николай Карпович Кириченко. Говорят, что в неофициальной обстановке Кириченко с душевной теплотой называл Ступицкого «сынок» — наверное, так близки были их жизненные принципы и стиль работы.

Нам, тогдашним газетчикам крымской «молодежки», было особенно заметно, как любила Ступицкого молодежь и как он умел с ней разговаривать и защищать ее интересы у руководителей коллективов. Они считались с мнением секретаря обкома комсомола — он был кандидатом в члены бюро обкома партии.

Мы, газетчики, мотаясь с редакционными заданиями по дальним сельским районам, с удивлением обнаруживали: здесь знают Ступицкого. Где-то он был в комсомольско-молодежной бригаде виноградарей или в звене молодых животноводов, или в бригаде молодых строителей Северо-Крымского канала, или на вечернем костре в пионерлагере на берегу Каркинитского залива.

У меня до сих пор хранится в альбоме старая фотография — Иван Петрович Ступицкий в редакции газеты «Крымский комсомолец». Мы очень любили эти встречи: рождались новые темы, появлялись адреса новых публикаций, интересных людей для очерков и зарисовок. Теперь понимаешь, какой тогда яркий очерк можно было написать о секретаре обкома комсомола Иване Ступицком. Но ведь он не позволил бы.

… Ивану Петровичу не было и сорока, когда он ушел от нас. 25 июня ему исполнилось бы 75. В этот день у памятника-надгробия Ступицкому, созданного руками и талантом его друга — знаменитого севастопольского скульптора Станислава Чижа — увы, его уже тоже нет с нами — собрались друзья и бывшие соратники Ивана Петровича и, вспоминая, отмечали черты его личности, характера и стиля работы — он всегда стремился помочь людям в их трудностях, не подозревая, что порой его помощь определяла судьбу человека. И таких людей было немало.

В кругу друзей и сослуживцев Ивана Петровича, в их теплых воспоминаниях наверняка услышала Полина Васильевна что-то новое о нем — ее муже, которому все годы обеспечивала надежный домашний «тыл», который помогал ему в его делах и заботах, помогал быть таким — настоящим человеком, каким он запомнился и не будет забыт теми, кого судьба свела с ним в горе или радости.

 

М. Иванова

Военно-морской флот:

Военно-морской флот в контакте Военно-морской флот Одноклассники