Когда плавились камни…


Севастопольская правдаК 70-летию обороны Севастополя

 

 

А он горел,  и отступала мгла

От Херсонеса и до равелина.

И тень его пожаров над Берлином

Уже тогда пророчеством легла.

Григорий Поженян

Строки, опаленные кровью

 

«Женщина или девушка, которая найдет этот рубль, пусть помнит и возьмет на память от бойца морской пехоты Саши Галкина. Если найдет женщина, то пускай возьмет как от сына, а если девушка, то как от любимого.

Друг, через час иду в смертельный бой и, может быть, не вернусь живым. Мне всего шестнадцать лет, а я защищаю Родину, независимость.

С. Галкин».

 

В мае 1942 года Саше Галкину исполнилось 16 лет. А в июне, когда разыгралось последнее большое сражение за Севастополь, Саша вместе с другими комсомольцами, вчерашними школьными товарищами, добровольно вступил в ряды морской пехоты, чтобы с оружием в руках защищать свой город, где он родился и жил, город, который он любил и хотел отстоять у врага.

Отважно сражались защитники Севастополя. Но все меньше оставалось их в строю и все труднее приходилось им отражать нескончаемые атаки фашистов, ведь оставшимся в живых приходилось биться и за погибших товарищей. Стояли до последнего: каждый готов был умереть, но не отступить.

В короткие минуты затишья, может быть, перед своим последним боем и написал 16-летний боец-комсомолец эту записку. Бумаги не было, пришлось писать на рублевой купюре.

 

Лейтенант с Малахова кургана

 

«Здравствуй, дорогой брат Константин!

… Новостей много. Пока жив-здоров. Немцы начали наступление и на нашем участке. Кругом снова канонада, к которой я еще раньше привык. Вообще как-то смотришь смерти в глаза прямо, хотя жизнь висит на волоске, и не знаешь, когда может она оборваться. А если это и будет, помни, дорогой, что я погиб честно, за русский свободный народ.

Будем надеяться на лучшее. Немцы нажимают. Сердце русского флота отстоим, чего бы это ни стоило. Ну, пока все.

Целую тебя крепко-крепко.

Прощай, любящий тебя брат Юрка».

 

Это письмо комсомольца Юрия Мамонова оказалось последним. Враг вел яростный июньский штурм Севастополя, и командиру роты лейтенанту Мамонову, как и сотням, тысячам других защитников города, некогда было уединиться, чтобы поделиться своими мыслями с близкими, да и не все письма доходили до большой земли…

А сражался с врагом лейтенант Мамонов геройски. В одном из боев был ранен в ногу, но поля боя не покинул.

«Я уже отомстил фашистам, — писал он в письме к брату в марте 42-го. — Я их человек 50 из пулемета угробил, представится случай — еще отомщу за их бесчинства, за их бесчеловечность».

Советские воины стали на рубежи, прославленные стойкостью защитников Малахова кургана в период первой Севастопольской обороны.

После излечения Мамонов снова на передовой. Накануне третьего штурма его рота была направлена на Малахов курган для прикрытия батареи капитан-лейтенанта Матюхина, позиции которой находились на месте знаменитого Корниловского бастиона.

29 июня врагу удалось форсировать Северную бухту, а на следующий день прорвать позиции и на правом фланге нашей обороны. Кровопролитные бои шли на Корабельной стороне. Свой основной удар гитлеровцы нацелили на Малахов курган.

Остатки 79-й морской стрелковой бригады и других частей, занявших оборону справа и слева от кургана, из последних сил сдерживали натиск частей трех дивизий врага, которые вели наступление от берега Северной бухты и с востока, но к концу дня вынуждены были отойти. Теперь немцы продолжали атаковать курган с трех сторон, прерывая атаки лишь для того, чтобы бросить на курган бомбардировщики и произвести очередной артудар. Но защитники Малахова кургана держались. Снаряд за снарядом посылало в танки и пехоту единственное оставшееся в строю орудие. Вместе с другими защитниками кургана бесстрашно сражались бойцы лейтенанта Мамонова. Не раз командир поднимал их в штыковые контратаки, и герои сбрасывали прорвавшихся фашистов со склонов кургана.

К вечеру орудие, выпустив последний снаряд, умолкло. Но Малахов курган сражался, пока не был получен приказ об отходе.

Когда стемнело, оставшиеся в живых защитники покинули курган. Уходили непобежденными. Но среди них не было командира роты. В одной из последних контратак лейтенант Мамонов был сражен и навсегда остался на Малаховом кургане.

 

Г. Рыжонок 

Военно-морской флот:

Военно-морской флот в контакте Военно-морской флот Одноклассники