Ложка дёгтя

 

Негодует: «Предатели! Бросили на гибель тысячи людей! Сами смылись! Расстрелять их за это надо было, а не называть улицы их именами, не награждать! Из Одессы смогли эвакуировать, а в Севастополе бросили!». Ну и так далее. Все эти эмоции касались, конечно же, эвакуации группы руководителей высшего военного и политического звена обороны города, когда все ресурсы эффективной обороны были исчерпаны. Оказывается, он был на экскурсии на 35-ой батарее. И это возмущение и негодование он вынес из рассказа экскурсовода, преподносившего трагические последние дни обороны Севастополя как предательство. Я, конечно, попытался развеять его настроение. Но ведь это только один человек. Нередко подобные разговоры можно услышать и среди севастопольцев. Основаны эти взгляды, как я понимаю, на эмоциях. Но на эмоциях воевать нельзя. Шла война, жестокая война. Вспомните, как, глотая слёзы, мы смотрели «Белорусский вокзал» с его «а нынче нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим». Но чтобы цена в конце концов была хоть немного ниже, надо было сохранить опытные кадры военачальников.Каждый год, а особенно летом, к нам приезжает много гостей и туристов. Многие из них, да и немало севастопольцев, посещают 35-ю батарею. Здесь организованы великолепные экскурсии, которые нельзя слушать без замирания сердца. Особенно в пантеоне. Но есть одно «но», на котором хочу остановиться.

 
Как-то летом на пляже «Хрустальный» я познакомился с небольшой группой пожилых людей из Сибири. И вот однажды появляется на пляже один из них до крайности возмущённым. Негодует: «Предатели! Бросили на гибель тысячи людей! Сами смылись! Расстрелять их за это надо было, а не называть улицы их именами, не награждать! Из Одессы смогли эвакуировать, а в Севастополе бросили!». Ну и так далее. Все эти эмоции касались, конечно же, эвакуации группы руководителей высшего военного и политического звена обороны города, когда все ресурсы эффективной обороны были исчерпаны. Оказывается, он был на экскурсии на 35-ой батарее. И это возмущение и негодование он вынес из рассказа экскурсовода, преподносившего трагические последние дни обороны Севастополя как предательство. Я, конечно, попытался развеять его настроение. Но ведь это только один человек. Нередко подобные разговоры можно услышать и среди севастопольцев. Основаны эти взгляды, как я понимаю, на эмоциях. Но на эмоциях воевать нельзя. Шла война, жестокая война. Вспомните, как, глотая слёзы, мы смотрели «Белорусский вокзал» с его «а нынче нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим». Но чтобы цена в конце концов была хоть немного ниже, надо было сохранить опытные кадры военачальников.
 
Что касается эвакуации войск, то надо учитывать, что обстановка на фронте в сентябре 1941г., когда наши войска были вынуждены оставить Одессу, и в июле 1942г. была совершенно разная. При эвакуации войск из Одессы Крым был ещё наш, авиация и катера противника базировались далеко от путей эвакуации. Да и путь был коротким – из Одессы до Севастополя. В июле же 1942г. авиация и катера противника находились уже на аэродромах и в портах Крыма, а путь от Севастополя до Кавказа был намного длиннее. Эвакуация из Одессы производилась 2 недели от причалов порта со всем его оборудованием, на крупных судах и боевых кораблях, а для эвакуации войск из севастопольских бухт такой возможности уже не было. Поэтому ещё 28 мая командующий Северо-Кавказским фронтом маршал С.М.Будённый предупреждал, что «переправы на Кавказский берег  не будет». Что касается эвакуации руководителей севастопольского оборонительного района, то они покинули войска по решению Ставки, а персонально – по решению Военного Совета ЧФ и Приморской армии. И это было крайне тяжелое, но совершенно правильное решение, т.к. они уже ничего не решали в обороне и помочь остающимся ничем не могли. А вот гибель или пленение руководства были бы большой потерей не только для армии, которая в то время не имела достаточного количества опытных военачальников. Тот же И.Е. Петров, приобретя огромный опыт оборонительных боёв при обороне Одессы и Севастополя, доказал свою ценность при обороне Кавказа, подготовке освобождения Крыма и в других операциях.
 
Вот об этом, вероятно, на экскурсии моему знакомому и не было сказано, что и стало следствием его возмущения. Я далёк от мысли, что это дань моде охаивать всё советское, находить или выдумывать тёмные пятна. 
 
Нет необходимости говорить о той огромной патриотической работе, которую проводит коллектив музейного комплекса 35-ой батареи. Но вот такое упущение является ложкой дёгтя в бочке с мёдом. Хочу надеяться, что музейные работники согласятся со мной и внесут необходимые поправки в свои тексты экскурсий, что не позволят экскурсантам делать негативных выводов даже о трагических моментах обороны города.
 
                                      Виктор Спичак,
       житель осаждённого Севастополя
                                            1941-1942г.г.
 
При использовании информационных материалов прямая активная ссылка на официальный веб-сайт "Севастопольской правдыhttp://sev-pravda.ru обязательна.
 
Категория: 

Военно-морской флот:

Военно-морской флот в контакте Военно-морской флот Одноклассники