Теория относительности и проза жизни

 

Компартия Севастополь Гальчинский Станислав ЮрьевичНе знаю, как вы, уважаемые читатели, но я чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что теория относительности постоянно подтверждается практикой. Вот, скажем, во времена моего сельского детства какие длиннющие дни были! 

В них вмещались и мелкие обязанности по домашнему хозяйству: утром отогнать корову в стадо, а вечером пригнать обратно, нарвать травы для мелкой живности и т.п., — и сбегать с друзьями на пруд искупаться, и поиграть с ними в «войну», и другие совершенно не известные нынешней детворе игры. День даже зимой казался очень длинным, особенно если вечером в клубе должно было идти кино. И неважно, что «Чапаева» или «Трактористов» все уже видели по десятку раз, что кинопроектор устанавливался прямо в зале среди зрителей, а движок, дававший луч света на экран, вечно ломался. 
Теперь же дни не идут, а мелькают, как картины из жизни в окне скорого поезда. Утром встал, глазом не успел моргнуть — уже и обед, а после обеда и вообще ничего сделать не успеваешь. Кино вечером не киномеханик тебе на телеге привозит, а телевизор на десятке каналов покажет — возьми только пульт в руки. Только стал смотреть — уснул. Цикл замкнулся. Вот и не верь после этого в теорию относительности, если даже дни со временем сокращаются, хотя в сутках, как и раньше, 24 часа. 
 
А сколько эта теория имеет подтверждений в нашей повседневной политической жизни! Вот, скажем, главное политическое событие ушедшего года — парламентские выборы. И президент, и премьер-министр в своих новогодних обращениях к народу дружно продекламировали фразу о «честности и прозрачности» выборов. И в самом деле: выборы всего лишь из соревнования личностей превратили в соревнование наличностей. Неглупых в массе своей избирателей — в массу особей, готовых за мелкую подачку (не обязательно в виде продуктового набора) забыть о человеческом достоинстве и не сделать ни единой попытки хотя бы чуть-чуть подумать о том, что тебе эти же самые благодетели обещали ранее и что ты получил от них по факту их прежней депутатской деятельности. А поскольку никого из избирателей угрозой пыток не заставляли ставить крестики и галочки в бюллетенях, то выборы можно считать относительно честными. 
 
А как с позиций теории относительности рассматривать действия господина Павла Лебедева относительно голосовавших за него почти 32-х тысяч севастопольцев? Ведь как красиво было написано у него в предвыборной программе: «Главным объектом внимания и точкой концентрации моих усилий будет мажоритарный избирательный округ». Песня, а не программа. Это же надо! Человек так старательно «окучивал» электорат, потратил на это миллионы «непосильным трудом нажитых» денежных знаков, которых, по данным журнала «Корреспондент», в 2011 году у него было всего лишь 57 млн долларов, получил заветный депутатский мандат — и вдруг… отказывается от мандата во имя служения народу Украины в качестве министра обороны. Полагаю, что среди голосовавших за Лебедева 28 октября прошлого года вряд ли найдется хотя бы парочка идиотов, способных поверить, что из 45 миллионов граждан страны не нашлось более знающего армейские проблемы и пути их решения человека, чем новоиспеченный министр. А то, что Павел Валентинович пошел на это, свидетельствует лишь, что масштабы министерской должности для того, чтобы «отбить бабки», потраченные на выборы, во много раз превосходят возможности народного депутата. Опять-таки теория относительности: относительно мандата депутатского кресло министра гораздо доходнее. 
 
Когда я размышляю об этом, меня, как говаривал Бунша, главный герой фильма «Иван Васильевич меняет профессию», «терзают смутные предчувствия». Причем терзают по двум моментам. Во-первых, на избрание нового депутата от округа № 224 потребуются наши с вами деньги из бюджета Украины, который и без того весь в прорехах. Предчувствую, что несостоявшийся посланец севастопольцев в парламент вряд ли великодушно покроет эти затраты из собственного кармана. И во-вторых. Предчувствую, что в Севастополе кому-то для кого-то понадобилось срочно освободить избирательный округ, и даже предчувствую, что этот кто-то совсем недавно рассказывал севастопольцам, как он к ним привык, жить без них не может и никакие происки «бывших» не заставят его расстаться с нами. Хотя, если все это мне лишь кажется, и кажется зря, то, следуя известной поговорке, я где-то ближе к лету готов буду даже перекреститься. 
 
Почему, спросите, выбор пал на округ № 224, а не на № 225? Ну не на Колесниченко же, в конце концов, возложить заботы по обороноспособности страны! Тем более что в круг этих забот пока не встал вопрос русского языка, да и потерять столь крупного говоруна на эту тему партия власти явно не готова. Впереди предстоят еще не одни выборы, и потерять тему, на которой до бесконечности можно «разводить» избирателей, она не согласится никогда.
 
Вот так-то, уважаемый мой читатель, начал я с лирики применительно к теории относительности, а завершил грубой прозой жизни. За что премного извиняюсь. 
 
Станислав Гальчинский
 
При использовании информационных материалов ссылка наофициальный веб-сайт "Севастопольской правдыhttp://sev-pravda.ru обязательна.