Я помню войну

 

Война глазами подростка

Когда меня спрашивают о самом запомнившемся в дни войны как свидетеля тех событий, я называю две даты: начало войны — 22 июня 1941 г., и ее конец — 9 мая 1945-го.

Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз осталось в моем сознании и памяти навсегда как нависшая угроза, как горе и слезы наших матерей, провожавших на фронт своих мужей и сыновей, как первая весть о погибших соседях и знакомых. Как и тысячи жителей подмосковного Егорьевска, я узнал о начале войны из выступления по радио наркома иностранных дел В.М. Молотова, которое транслировалось из уличных громкоговорителей.

Запомнилась речь 3 июля И.В. Сталина, в которой он обратился к советскому народу, вскрыл захватнический характер войны и цели фашистской Германии, определил задачи для Красной Армии и народа в защите социалистического Отечества.

И хотя комнатная радиотарелка работала с перебоями, мы, сразу повзрослевшие пацаны, сидевшие у репродуктора, четко слышали окончание речи И. Сталина: «Враг будет разбит, Победа будет за нами!» Затаив дыхание, слушали вождя, и нарастало чувство гнева и желание помочь Родине. Стоял и я у мобилизационных пунктов в военном комиссариате, и под звуки «Славянки», раздирающие крики женщин, детей, провожал до вокзала колонны бойцов и ополченцев. У меня тоже текли слезы, но не потому, что я провожал своих старших товарищей, знакомых, родных, близких, а потому, что я был «малолеткой» и не мог попасть на фронт. Быстрое наступление фашистских орд к Москве потребовало тысячи рабочих рук в создании оборонительных сооружений, противотанковых рвов, дзотов и дотов. И мы, малолетки, вместе с женщинами, стариками помогали рыть траншеи и окопы в Подмосковье, становясь взрослыми.

Запомнились воздушные бои, первые сброшенные фашистами бомбы, вой сирен и наглость немецких стервятников, стрелявших с бреющего полета по бежавших улицами города людям, тушение сброшенных зажигательных бомб. И хотя на первом этапе войны наши истребители уступали немецким, советские летчики вступали в бой с превосходящим врагом. Наблюдая эти бои с крыш домой, мы кричали: «Ура!», когда горел фашистский самолет.

Надо отдать должное: ПВО Москвы была на высоте. Надежное прикрытие Москвы с воздуха было основанием для принятия решения Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным о проведении 7 ноября 1941 г. парада войск Красной Армии в честь 24 годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции. В битве за Москву ПВО уничтожила 1 392 немецких самолета. Увиденное и пережитое в 1941-1945 гг. укрепило мое желание стать летчиком.

Запомнилась и первая кровь, первые жертвы проклятой войны — убитые при бомбовых ударах авиации и эшелоны с тысячами раненых бойцов, которых размещали в учебных заведениях Егорьевска для их лечения. Мы, дети войны, оказывали посильную помощь раненым: писали от их имени письма родным, читали газеты, книги и присланные письма, устраивали в палатах театрализованные представления. Школы, пионерские и комсомольские организации, «Тимуровские команды» жили одной жизнью со сражавшейся с врагом Красной Армией и всем советским народом.

Врезались в память подмосковные Волоколамск, Бородино, Нарофоминск, Можайск, Ржев, Крюково, Дубосеково… Стоявшие здесь насмерть советские воины обескровили врага на подступах к Москве и дали возможность Красной Армии 5 декабря 1941 года перейти в наступление, развеять миф о непобедимости немецкой армии. Не удалось фашистской Германии осуществить «Блицкриг» — в летнюю капанию выйти на рубеж Каспий-Волга-Архангельск, взять Москву, Ленинград, Сталинград, создать заградительный барьер против азиатской России. Не помогла человеконенавистническая идеология Гитлера о целях войны: «Если мы хотим захватить земли и территории в Европе, то это может произойти за счет России. А цель — уничтожить славянские народы и изгнать их со своих земель». И далее: «Если я могу послать цвет немецкой нации в ад войны, без малейшего сожаления, что будет пролита драгоценная немецкая кровь, то я, конечно, вправе уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как паразиты».

Осознавая нависшую угрозу — стать рабом, народ, возглавляемый партией большевиков, как никогда сплотился. Мы, дети войны, рвавшиеся на фронт, как могли, помогали взрослым: становились к станкам, помогали колхозам и совхозам, убирали урожай вместе с женщинами и стариками. Я не помню случаев, чтобы в нашем детском коллективе, классе были те, кто старался бы увильнуть от работы. Мы понимали, что тыл должен обеспечить Красную Армию всем необходимым ради нашей Победы, тыл и фронт были едины.

Вот некоторые цифры. С 01.07.1941 г. по 09.05.1945 г. тыл дал фронту 112 тыс. боевых самолетов, 102,8 тыс. танков и САУ, 834 тыс. орудий и минометов (фашистская Германия за это время выпустила 89,5 тыс. самолетов, 46,3 тыс. танков). Сейчас СМИ либеральной России и националистической Украины всячески превозносят помощь США, оказанную по ленд-лизу Советскому Союзу, и заявляют, что если бы не эта помощь, то СССР не смог бы победить.

Да, я помню, как в годы войны по карточкам давали иногда американские продукты да шли на фронт их техника и оружие. Но была ли так существенна эта помощь? Она составила 4% от всего оружия, созданного в годы войны Советским Союзом.

Советская страна всегда была благодарна США за помощь в годы войны, в которой мы были союзниками. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в своих воспоминаниях пишет: «Помощь по ленд-лизу в определенной степени помогла Красной Армии и военной промышленности, но ей все же нельзя отводить больше той роли, чем она была в действительности».

Вспоминаю, как мы ждали открытия второго фронта в 1942 году, когда нависла угроза падения Сталинграда, умирал голодной смертью Ленинград. Но обещанный второй фронт США, Англией был открыт только 6 июня 1944-го, когда Красная Армия уже освобождала Восточную Европу от фашизма и впереди был Берлин. Невыполнение обязательств США и Великобританией стоило миллионов потерянных жизней советских людей.

И, конечно же, никогда я не забуду 9 мая — День Победы, когда на главную площадь и улицу Советскую моего Егорьевска вышли тысячи людей. Море цветов, песни и оркестр, радостные крики приветствия, ликование всех. И шли по городу уже солдаты-победители, а мы, детвора, кричали до хрипоты: «Спасибо за Победу!»

Здесь были слезы радости и счастья, но и слезы горя тех, кто потерял родных и близких. Вечная слава и вечная память всем живым и мертвым, ковавшим одну на всех Победу!

 

Ю. Зверев,

генерал-майор авиации в отставке,

заслуженный военный летчик СССР